Apie projekt? Homo Sanitus Animizmas Angelina Zalatorien? Kambarys Nr.9 Forumas
Turinys

Darbas Vilniuje
Hey.lt - Interneto reitingai, lankomumo statistika, lankytojų skaitliukai
nuo 2008.09.01
Американский Геноцид. Эпоха Колумба
2010.10.27Komentarai (0)
Антон Баумгартен
Американский Геноцид.  Часть 1:
Эпоха Колумба

Традиция угнетенных учит нас, что "чрезвычайное положение," 
в котором мы живем, является правилом, а не исключением. 
Мы должны прийти и к соответствующему пониманию истории.
                                              Вальтер Беньямин, 1940.

Не празднуйте День Колумба, если вы верите, что геноцид, 
расизм, рабство и опустошение земли - это зло!
                                                        Из американской листовки

Предисловие

Империализм вновь становится респектабельным во всех квартирах политической журналистики Запада.  Его пропагандируют не только правые историки вроде Ниала Фергюсона в Дейли Мейл, но и Мартин Вульф в обычно рассудительной Файненшел Таймс и Филип Хеншер в либеральной Индепендент.  Все соглашаются, что настало время реабилитировать идеалы и практику империализма. Противников империализма они награждают саркастическим ярлыком  "политической корректности", зовут "полезными идиотами", неспособными заведовать киоском, не говоря уже о том, чтобы рассуждать о геополитике. (1)  "Хотя само слово остается непроизносимым,"- писал Джон Пилджер в октябре 2001, "западная интеллигенция - как консерваторы, так и либералы - сегодня смело повторяют за Бушем и Блэром их излюбленный эвфемизм "цивилизация".  Премьер-министр Италии Берлускони и бывший редактор-либерал Гарольд Эванс используют одно и то же слово, чье истинное значение  основано на сравнении с теми, кто нецивилизован, ниже и может бросить вызов "ценностям" Запада, особенно его богом данное право властвовать над нецивилизованными и грабить их". (2)  Впрочем, реабилитация империализма в буржуазной публицистике была подготовлена уже на рубеже 1990х годов такими идеологическими гуру современного капитализма, как Фрэнк Фукуяма, предложивший создать лигу "цивилизованных" наций, "способных применить силу" для поддержания порядка в Третьем мире, или англосаксонский эпигон Шпенглера Сэм Хантингтон, провозгласивший канун "столкновения цивилизаций" и призвавший крепить военную мощь Запада для защиты против Востока.

Что у литературных лакеев на языке, то у их хозяев на уме.  Блэр и Строу, Буш и Рэмсфилд пока не заявляют открыто о новой империи, но все с большим вкусом используют лексику  своих имперских предшественников, ведут себя с каждым днем все высокомернее по отношению к народам мира, встают в позы моральных менторов человечества.  Под аккомпанeмент все более чудовищных бомбежек независимых, но слабых стран империалистические парламенты объявляют себя защитниками "человеческих прав страждущих женщин Афганистана" и т.п.  Не следует удивляться этой лицемерной лжи.  Правящие круги Запада лишь быстро вспоминают исторический опыт эпохи классического империализма.  Как напоминает нам Франк Фуреди в своей книге "Новая идеология империализма" (1994), еще недавно "моральные претензии империализма редко ставились под сомнение на Западе. Империализм и глобальная экспансия западных держав всегда представлялись в исключительно позитивном свете как крупный вклад в человеческую цивилизацию".  Германский нацизм, впитавший евроамериканскую идеологию расового и культурного превосходства, был лишь особо летальным  выражением этой традиции, был западным империализмом в высшей степени.

С поражением Советского Союза западный империализм, получив новую свободу действий и поистине глобальный оперативный простор,  вошел, по выражению Иштвана Месароша, в свою "потенциально наиболее смертоносную фазу".  Удар исламского интернационала по Нью-Йорку и Вашингтону в сентябре прошлого года драматически усилил и обострил империалистические тенденции в США и Западной Европе.   И вот уже "непроизносимое" слово произносит, например, старший советник Блэра по внешней политике Роберт Купер, недавно заявивший, что "нам нужен сегодня новый вид империализма",  и что "возможности и даже нужда в колонизации сегодня так же велики, как в 19 веке."  Купер добавил, что "слабые по-прежнему нуждаются в сильных, а сильным по-прежнему нужен порядок в мире."  Блэр поспешил поддержать  своего советника, заявив совсем в духе Родса и Киплинга, что "мир не может подчиниться дикости фанатиков". (3)   В отравленной  евроамериканским шовинизмом атмосфере, органы западной пропаганды все чаще сбрасывают лицемерную маску  "политической корректности" и начинают говорить на языке расизма и супрематизма.  Так, обозреватель респектабельной Обзервер заявляет, что жизнь ста тысяч афганских детей - недорогая цена за победу над Талибаном.

Коллектив редакторов и авторов Лефт.ру начинает серию публикаций об империалистическом геноциде, который сопровождает возникновение, развитие и триумф капитализма и субъектом которого является группа евроамериканских наций.  Этот геноцид начался 510 лет назад.  Он продолжается и по сей день.

Капитализм и геноцид

Мифология западного империализма держится на представлении об уникальном характере европейского развития и превосходстве "западной цивилизации" над неевропейскими народами.  Идеoлогия этого превосходства в многообразных формулировках стоит в центре исторического сознания Западной Европы и поселенческих стран, созданных выходцами из Европы на захваченных у коренного населения континентах.  Эта идеология в любых своих формах, от христианства и "расы господ" до "свободного рынка" и "прав человека", служила и продолжает служить оправданию западного империализма и поддержанию классового мира внутри него.  Более того, идея западного превосходства завоевала широкое распространение среди неевропейских народов, прежде всего, среди их интеллигенций.  Не избежал этого и марксизм. Что не удивительно.  Ведь Европа была исторической родиной капитализма, и именно с европейским капитализмом были связаны надежды на социализм как самих основателей исторического материализма, так и марксистов ленинской эпохи. Если этим надеждам не суждено было сбыться, то ключевую роль здесь сыграл фактор империализма.

Но почему именно Европа стала колыбелью новой экономической формации?  Почему только в ней и в ее саженце, Северной Америке, капитализм смог достичь своей империалистической стадии и тем самым обеспечить "западной цивилизации" господство над остальным миром? (Япония здесь то самое исключение, которое подтверждает правило).  Есть ли какая-то взаимозависимость между историческим ростом могущества западно-европейской и затем евроамериканской цивилизации и все углубляющимся отставанием остального человечества?

Благодаря  ряду марксистских или около-марксистских историков экономического развития, мы теперь знаем, что к концу 15 столетия (по европейскому летоисчислению) Западная Европа была только одним из районов  мирового протокапиталистического развития, которые включали части Северной и Центральной Африки, Ближнего Востока, Индии и Китая, и которые развивались как части единой мировой системы обмена.  Ни в  экономическом, ни в технологическом отношении группы европейцев, развивавших протокапиталистическую экономику, не имели преимущества перед своими партнерами-конкурентами из торговых и мануфактурных центров стран Магриба, Индии и Китая.  Классовая структура многих азиатских и африканских городов была схожа с европейской.  В них существовал значительный слой протокапиталистов и наемных работников, наряду с феодальными классами и рабовладельчеством.

Такая же равномерность наблюдалась и в развитии мореходного искусства 15 века.  Дальние океанские перевозки связывали торговые центры всего полушария.  Африканцы совершали рейсы в Юго-Восточную Азию, индийцы в Африку, арабы в Китай и т.д. Технические инновации и новые приемы навигации быстро распространялись и становились общим достоянием.  Вплоть до 16 века нельзя было говорить о каком-то отрыве европейского протокапитализма от сходных зон развития в Африке и Азии. Капитализм медленно созревал во многих частях мира. Почему же именно в Европе и именно в 16 веке он неожиданно получил такое бурное развитие, что менее чем через двести лет там произошла первая буржуазная революция (1688 г.), положившая начало эпохе политического триумфа капитализма, а затем и Индустриальной революции?

Ответ на этот вопрос все чаще начинают связывать с годом 1492, т.е. с "открытием" и последующей колонизацией Западного полушария европейцами, а не их африканскими, арабскими, индийскими или китайским  конкурентами. Но если это так, то почему все-таки это сделали именно европейцы?  Ответ на этот вопрос важен для антиимпериалистической борьбы, ведь в идеологии евроамериканских империалистов это деяние Колумба  занимает одно из самых почетных мест как символ присущего их расе исключительного героизма, духа исканий и т.п. В действительности, и не отнимая у Колумба и других европейских мореплавателей того, что им причитается, объяснение "открытия" Нового мира европейцами куда прозаичнее.

Мореплаватели Северной Африки вполне могли бы достичь берегов Американского континента и возможно достигли их (по крайней мере Ньюфаунленда).  Но у европейцев было одно ключевое преимущество - легче всего достичь Америку было из иберийских портов.  Отчасти, дело было в расстоянии.  Самые южные из больших портов Африки были удалены на 3 тысячи миль дальше от побережья Америки, чем морские базы Канар, откуда стартовал Колумб.  И на 5 тысяч миль дальше от побережья, где было с кем торговать или кого грабить.  Расстояние от Китая до северозападного побережья Америки было еще больше, а до богатой Мексики тем более.  К этому надо прибавить фактор ветров. От Канар до Вест-Индии дуют восточные или торговые ветра, а севернее западные.  Иберийские мореплаватели могли использовать циркуляцию ветров, которая позволяла пересечь океан и вернуться.  Иначе говоря, при всех равных условиях, вероятность для иберийского корабля совершить круговое плавание в Вест-Индии была неизмеримо выше, чем  для африканского корабля достичь Бразилии или для китайского Калифорнии.  Были и другие факторы.  В конце 15 века коммерческое мореплавание в портах Магреба страдало от политического и экономического упадка, вызванного победами иберийцев и турков.  Кроме того, они контролировали сухопутные маршруты в Судан и золотоносные районы, т.е  у них, как и у африканцев, не было особых стимулов для долгих трансокеанских экспедиций. В отличие от европейцев,  у которых не было своих  дешевых источников золота.

В результате плавания Колумба они нашли куда больше, целый "Новый мир", населенный многочисленными народами.  Молниеносно покорив эти народы, европейцы приступили к беспощадной эксплуатации природных и человеческих ресурсов захваченного ими континента. Именно, с этого момента начинается рывок, сделавший к концу 19 века евроамериканскую цивилизацию господствующей над остальными народами планеты.  
Замечательный географ-марксист Джеймс Блаут, в своем новаторском исследовании "Колонизаторская модель мира" рисует широкую картину ранне-капиталистического производства в колониальной Южной Америкe и показывает ее ключевое значение для становления европейского капитализма. (5) Необходимо вкратце суммировать его выводы.

Драгоценные металлы

Благодаря завоеванию Америки, к 1640 году европейцы получили оттуда как минимум 180 тонн золотого бульона и 17 тысяч тонн серебра.  Это официальные данные.  В действительности, эти цифры можно смело умножить на два, принимая во внимание плохой таможенный учет и  широкое развитие контрабанды.  Огромный приток драгоценных металлов привел к резкому расширению сферы денежного обращения, необходимого для становления капитализма.   Но, что еще важнее, свалившееся на них золото и серебро позволили европейским предпринимателям платить более высокие цены за товары и труд и тем самым захватить главенствующие высоты в международной торговле и производстве, оттеснив своих конкурентов -   групировки неевропейской протобуржуазии, особенно в районе Средиземноморья. Оставляя пока в стороне роль геноцида в добыче драгоценных металлов, как и других форм капиталистической экономики в колумбовой Америке, необходимо отметить и важный аргумент Блаута о том, что сам процесс добычи этих металлов и экономическая активность необходимая для его обеспечения являлись прибылеобразующими.

Плантации
В 15-16 вв. коммерческое и феодальное производство сахара было развито по всему Средиземноморью, а также в Западной и Восточной Африке, хотя в Северной Европе все еще предпочитали мед, благодаря его более низкой стоимости.  Уже тогда сахарная промышленность была немаловажной частью протокапиталистического сектора в экономике Средиземноморья.  Затем в течение всего 16 века идет процесс бурного развития сахарных плантаций в Америке, который заменяет и вытесняет производство сахара в Средиземноморье.  Таким образом, пользуясь двумя традиционными выгодами колониализма - "свободной" землей и дешевым трудом - европейские протокапиталисты устраняют своих конкурентов с их феодальным и полуфеодальным  производством. Ни один другой вид промышленности, заключает Блаут, не был так важен для развития капитализма до 19 века, как сахарные плантации в колумбовой Америке.  И данные, которые он приводит, действительно поражают.

Так в 1600 году из Бразилии экспортировали 30 000 тонн сахара с продажной ценой в 2 миллиона фунтов стерлингов.  Это примерно в два раза больше, чем стоимость всего британского экспорта за тот год.  Напомним, что именно Британию и ее товарное производство шерсти историки-евроцентристы (т.е. 99% всех историков) считают основным двигателем капиталистического развития в 17 веке.  В том же году, подушный доход в Бразилии (за исключением индейцев, конечно) был выше, чем в Британии, которая сравнялась с Бразилией только позже.  К  концу 16 века норма капиталистического накопления на бразильских плантациях была так высока, что позволяла удваивать производство каждые 2 года.  В начале 17 столетия голландские капиталисты, контролировавшие значительную часть сахарного бизнеса в Бразилии, провели подсчеты, которые показали, что годовая норма прибыли в этой отрасли составляла 56%, а в денежном выражении, почти 1 миллион фунтов стерлингов (фантастическая сумма для того времени).  Причем, эта прибыль была еще выше в конце 16 века, когда стоимость производства, включая покупку рабов, составляла лишь одну пятую дохода от продажи сахара.

Сахарные плантации  в Америке занимали центральное место в становлении ранне-капиталистической экономики в Европе.  Но кроме сахара, был еще табак, были специи, красители, была огромная рыболовецкая промышленность на Ньюфаундленде и других местах Восточного побережья Северной Америки. Все это тоже было частью капиталистического развития Европы.  Исключительно прибыльной была и работорговля. По подсчетам Блаута, к концу 16 века в колониальной экономике Западного полушария работало до 1 миллиона человек, примерно половина которых была занята в капиталистическом производстве.  В 1570-х огромный шахтерский город Потоши (Potosi) в Андах имел население в 120 тысяч человек, больше, чем в то время жило в таких европейских городах, как Париж, Рим или Мадрид.

Наконец, в руки европейцев попало около пятидесяти новых видов сельскохозяйственных растений, окультуренных аграрным гением народов "Нового мира", таких как картофель, кукуруза, помидоры, ряд сортов перца, какао для производства шоколада, ряд бобовых, арахис, подсолнечник и др.  Из них - картофель и кукуруза стали дешевыми заменителями хлеба для европейских масс, спасая миллионы от опустошительных недородов, позволив Европе удвоить производство продуктов питания за пятьдесят лет с 1492 г. и, таким образом, обеспечить одно из основных условий создания рынка наемной рабочей силы для капиталистического производства.

Итак, благодаря работам Блаута и ряда других радикальных историков начинает вырисовываться ключевая роль раннего европейского колониализма в развитии капитализма и его "центрировании" (centratedness - неологизм Дж. Блаута - А.Б.)  именно в Европе, а не в других районах мирового протокапиталистического развития.  Огромные территории, дешевый рабский труд порабощенных народов, грабеж природных богатств Америк дали европейской протобуржуазии решающее превосходство над ее конкурентами в международной экономической системе 16-17 веков, позволили ей стремительно ускорить уже имевшиеся тенденции капиталистического производства и накопления и, таким образом, положить начало процессу социально-политического преобразования феодальной Европы в буржуазное общество. Как писал известный карибский историк-марксист  С.Р.Л. Джеймс, "работорговля и рабство стали экономической базой Великой Французской революции... Почти все отрасли промышленности, развившиеся во Франции в 18 веке, были основаны на производстве товаров для побережья Гвинеи или для  Америки". ( James, 47-48).

В основе этого судьбоносного поворота мировой истории лежал геноцид народов Западного полушария.  Этот геноцид был не только первым в истории капитализма, не только стоит у его истоков, он является как самым большим по числу жертв, так и самым длительным  истреблением народов и этнических групп, которое продолжается и по сей день.   С этого геноцида и должна начинаться Черная книга капитализма.

1492

Я стал смертью,
Разрушителем миров.

Бхагават-Гита

Роберт Оппенгеймер вспомнил эти строки при виде первого атомного взрыва.  С куда большим правом  зловещие слова древней санскритской поэмы могли бы вспомнить люди, находившиеся на кораблях Нинья, Пинта и Санта Мария, когда за 450 лет до Взрыва, таким же темным ранним утром они заметили огонь на подветренной стороне острова, впоследствии названном ими в честь Святого Спасителя -  Сан Сальвадор.

Через 26 дней после испытания ядерного устройства в пустыне Нью-Мексики, бомба сброшенная на Хиросиму уничтожила по меньшей мере 130 тысяч человек, почти все из них гражданские лица.  Всего за 21 год после высадки Колумба на островах Карибского моря,  самый большой из них, переименованный Адмиралом в Испаньолу (нынешние Гаити и Доминиканская республика), потерял практически все свое коренное население - около 8 миллионов человек, убитых, погибших от болезней, голода, рабского труда и отчаяния.  Опустошительная сила этой испанской "ядерной бомбы" на Испаньоле была эквивалентна более чем 50 атомным бомбам типа хиросимской.  И это было только началом.

Так, со сравнения первого и "самого чудовищного по размерам и последствиям геноцида в мировой истории"  с практикой геноцидов в 20 веке  начинает свою книгу "Американский Холокост" (1992) историк из Университета Гавайев Дэвид Станард,  и в этой исторической перспективе заключается, на мой взгляд, особое значение его работы, как и значение последовавшей за ней книги Уорда Черчиля "Незначительный вопрос геноцида" (1997) и ряда других исследований последних лет. (6)   В этих работах  уничтожение коренного населения Америк европейцами и латинос предстает не только как самый массовый и длительный (вплоть до сегодняшнего дня) геноцид в мировой истории, но и как органическая часть евроамериканской цивилизации от позднего Средневековья  до западного империализма наших дней.

Станард начинает свою книгу с описания поразительного богатства и многообразия человеческой жизни в обеих Америках до рокового плавания Колумба.  Он затем ведет читателя по историко-географическому маршруту  геноцида: от истребления коренных обитателей Кариб, Мексики, Центральной и Южной Америки до поворота на север и уничтожения индейцев во Флориде, Вирджинии и Новой Англии и, наконец, через Великие прерии и Юго-Запад в Калифорнию и на тихоокеанское побережье Северо-Запада. Нижеследующая часть моей  статьи основана  преимущественно на книге Станарда, тогда как вторая часть - геноцид в Северной Америке - использует работу Черчилля.

Кто стал жертвой самого массового геноцида в мировой истории?

Человеческое общество, уничтоженное европейцами на Карибах, было во всех отношениях выше их собственного, если мерой развития брать приближенность к идеалу коммунистического общества. Вернее было бы сказать, что, благодаря редкому сочетанию природных условий, таинос (или араваки) и жили в коммунистическом обществе.  Не в таком, каким его воображал европеец Маркс, но тем не менее коммунистическом.  Жители Больших Антилл достигли высокого уровня в регулирования своих отношений с природным миром.  Они научились получать от природы, все, что им было нужно, не истощая, а культивируя и преображая ее.   У них были огромные аквафермы, в каждой из которых они выращивали до тысячи больших морских черепах (эквивалент 100 головам крупного рогатого скота).  Мелкую рыбу они буквально "собирали" в море, используя растительные вещества, которые парализовывали ее.  Их сельское хозяйство превосходило уровень европейского и было основано на трехуровневой системе посадок, которая использует сочетания разных типов растений для создания благоприятного почвенно-климатического режима.  Их жилища, просторные, чистые и светлые,  были бы предметом зависти европейских масс.

Американский географ Карл Сауэр приходит к такому заключению:

"Тропическая идиллия, которую мы находим в описаниях Колумба и Петра Мартира, в основном соответствовала действительности."  О Таинос (Аравак): "Эти люди ни в чем не испытывали нужды.  Они заботились о своих растениях, были искусными рыбаками, каноистами и пловцами.  Они строили привлекательные жилища и держали их в чистоте.  Эстетически они выражали себя в дереве.  У них было свободное время, чтобы заниматься игрой в мяч, танцами и музыкой. Они жили в мире и дружбе". (Станард, 51).

Но у Колумба, этого типичного европейца 15-16 веков, было иное представление о "хорошем обществе".  12 октября 1492, в день "Контакта", он записал в своем дневнике:
"Эти люди ходят, в чем их мать родила, но добродушны... их можно сделать свободными и обратить в нашу Святую Веру.  Из них получатся хорошие и искусные слуги" (разрядка моя - А.Б).

В тот день представители двух континентов впервые встретились на островке, который местные жители называли Гуанахани.  Ранним утром, под высокими соснами на песчаном берегу собралась толпа любопытных таинос. Они смотрели, как странная лодка с похожим на рыбий скелет корпусом и бородатыми незнакомцами в ней подплыла к берегу и уткнулась в песок.  Из нее вышли бородачи и вытащили ее повыше, подальше от пены прибоя.  Теперь они стояли друг против друга.  Пришельцы были смуглы и черноволосы, косматые головы, заросшие бороды, у многих  лица были изрыты оспой - одного из 60-70 смертельных заболеваний, которые они занесут в Западное полушарие.   От них шел тяжелый запах.  В Европе 15 века не мылись.  При температуре в 30-35 градусов Цельсия пришельцы были одеты с ног до головы, поверх одежды на них висели металлические латы.  В руках они держали длинные тонкие ножи, кинжалы и сверкающие на солнце палки.

В бортовом журнале Колумб часто отмечает поразительную красоту островов и их обитателей - дружелюбных, счастливых, мирных.    И уже через два дня после первого контакта в журнале появляется зловещая запись: "50 солдат достаточно для того, чтобы покорить их всех и заставить делать все, что мы хотим". "Местные жители разрешают нам ходить, где мы хотим и отдают нам, все, что мы у них просим". Больше всего европейцев удивляла непостижимая для них щедрость этого народа.  И это неудивительно. Колумб и его товарищи приплыли на эти острова из настоящего ада, каким была в то время Европа. Они и были самыми настоящими исчадиями (и во многом отбросами) европейского ада, над которым вставала кровавая заря первоначального капиталистического накопления. Надо коротко рассказать об этом месте.

Ад под названием "Европа"

В аду Европа шла ожесточенная классовая война, частые эпидемии черной оспы, холеры и чумы опустошали города, еще чаще косила население смерть от голода. Но и в благополучные годы, по словам историка Испании 16 века, "богатые ели, и ели до отвала, в то время как тысячи голодных глаз жадно смотрели на их гаргантюанские обеды". Настолько необеспеченным было существование масс, что даже в 17 столетии каждое "среднее" увеличение цен на пшеницу или пшено во Франции убивало равный или в два раза больший процент населения, чем потери США в Гражданской войне. Столетия после путешествия Колумба городские канавы Европы все еще служили общественным туалетом, внутренности убитых животных и остатки туш выбрасывались гнить на улицах. Особой проблемой в Лондоне были т.н. "дыры для бедных" - "большие, глубокие, открытые ямы, куда складывались трупы умерших бедняков, в ряд, слой на слой. Только когда яма наполнялась до краев, ее засыпали землей." Один современник писал: "Как противна вонь, которая идет от этих ям, забитых трупами, особенно в зной и после дождя." Немногим лучше был запах исходящий от живых европейцев, большинство из которых рождались и умирали ни разу не вымывшись. Почти каждый из них имел на себе следы оспы и других деформирующих заболеваний, которые оставляли свои жертвы полуслепыми, покрытыми оспинами, струпьями, гниющими хроническими язвами, хромыми и т.д. Средняя продолжительность жизни не достигала 30 лет. Половина детей умирала не дожив до 10.

За каждым углом вас мог подстерегать преступник. Одним из наиболее популярных приемов ограбления было сбросить из окна камень на голову своей жертвы и затем обыскать ее, а одним из праздничных развлечений - сжечь живьем десяток-другой кошек. В голодные годы города Европы сотрясали бунты. А крупнейшая классовая война той эпохи, вернее серия войн под общим названием Крестьянские, унесла более 100 000 жизней. Не лучшей была участь сельского населения. Классическое описание французских крестьян 17 века, оставленное Лабрюером и подтвержденное современными историками, так суммирует существование этого самого многочисленного класса феодальной Европы:

"угрюмые животные, самцы и самки разбросанные по сельской местности, грязные и мертвенно бледные, испаленные солнцем, прикованные к земле, которую они роют и перелопачивают с непобедимым упорством; они владеют своего рода даром речи, и когда выпрямляются, то на них можно заметить человеческие лица, и они действительно люди. Ночью они возвращаются в свои логова, где они живут на черном хлебе, воде и кореньях."

А то, что писал Лоренс Стоун о типичной английской деревне, можно отнести и к остальной Европе того времени:

"это было место полное ненависти и злобы, единственное, что связывало его обитателей, - это эпизоды массовой истерии, которая на время объединяла большинство для того, чтобы замучить и сжечь местную ведьму." В Англии и на Континенте были города, в которых до трети населения обвинялось в колдовстве, и где 10 из каждых ста горожан были казнены по этому обвинению за один только год. В конце 16 - 17 веке в одном из районов мирной Швейцарии за "сатанизм" было казнено более, чем 3300 человек. В крошечной деревушке Визенстейг за один год сожгли 63 "ведьмы". В Обермархтале с населением в 700 человек на костре погибло 54 человека за три года.

Бедность была настолько центральным явлением европейского общества, что в 17 веке французский язык имел целую палитру слов (около 20) для обозначения всех ее градаций и оттенков. Словарь Академии так объяснял значение термина dans un etat d'indigence absolue: "тот, у кого до этого не было пищи или необходимой одежды или крыши над головой, но кто теперь простился с несколькими помятыми мисками для приготовления пищи и одеялами, которые составляли главное достояние рабочих семей".

В христианской Европе процветало рабство. Церковь приветствовала и поощряла его, сама была крупнейшим работорговцем; о значении ее политики в этой области для понимания геноцида в Америке я скажу в конце очерка. В 14-15 веках большинство рабов поступало из Восточной Европы, особенно Румынии (история повторяется в наше время). Особо ценились маленькие девочки. Из письма одного работорговца клиенту, заинтересованному в этом товаре: "Когда прибудут корабли из Румынии, там должны быть и девочки, но имей в виду, что маленькие рабыни так же дороги, как и взрослые; из тех, кто представляет хоть какую-то ценность ни одна не стоит меньше 50-60 флоринов". Историк Джон Босвелл замечает, что "от 10 до 20 процентов женщин, проданных в Севилье в 15 веке, были беременны или имели младенцев, и эти нерожденные дети и младенцы обычно доставались покупателю вместе с женщиной без дополнительной платы".

У богатых были свои проблемы. Они жаждали золота и серебра, чтобы удовлетворять свои привычки к экзотическим товарам, привычки приобретенные со времен первых крестовых походов, т.е. первых колониальных экспедиций европейцев. Шелка, специи, тонкий хлопок, наркотики и лекарства, духи и ювелирные изделия требовали уймы денег. Так золото стало для европейцев, по словам одного венецианца, "жилами всей государственной жизни...ее умом и душой . . .ее сущностью и самой ее жизнью". Но поставка драгоценных металлов из Африки и Ближнего Востока была ненадежной. Вдобавок, войны в Восточной Европе опустошили европейскую казну. Необходимо было найти новый, верный и желательно более дешевый источник золотого бульона.

Что к прибавить к этому? Как видно из вышесказанного, грубое насилие было нормой европейской жизни. Но временами оно принимало особо патологический характер и как бы предвещало то, что ожидало ни о чем не подозревающих обитателей Западного полушария. Помимо повседневных сцен охоты на ведьм и костров, в 1476 в Милане толпа разорвала человека на куски, и затем его мучители съели их. В Париже и Лионе гугенотов убивали и резали на части, которые потом открыто продавались на улицах. Не были необычными и другие вспышки изощренных пыток, убийств и ритуального каннибализма.

Наконец, в то время, когда Колумб искал по Европе денег на свои морские приключения, в Испании бушевала Инквизиция. Там и повсюду в Европе подозреваемые в отступлении от христианства подвергались пыткам и казням во всех видах, на которые было способно изобретательное воображение европейцев. Одних вешали, сжигали на кострах, варили в котле или подвешивали на дыбе. Других - раздавливали, отрубали им голову, сдирали заживо кожу, топили и четвертовали.

Таков был мир, который бывший работорговец Христофор Колумб и его моряки оставили за кормой в августе 1492 г. Они были типичными обитателями этого мира, его смертельными бациллами, убийственную силу которых вскоре предстояло испытать миллионам человеческих существ, живших по ту сторону Атлантики.

Цифры

"Когда белые господа пришли в нашу землю, они принесли страх и увядание цветов.  Они изуродовали и погубили цвет других народов . . . Мародеры днем, преступники по ночам, убицы мира." Книга майя Чилам Балам.

Станард и Черчиль уделяют немало страниц описанию заговора евроамериканского научного истеблишмента по утаиванию действительной численности населения американского континента в доколумбову эпоху.  Во главе этого заговора стоял и продолжает стоять Смитсоновский институт в Вашингтоне. А Уорд Черчиль к тому же подробно рассказывает о сопротивлении, которое американские ученые-сионисты, специализирующие в стратегической для идеологии современного империализма области т.н. "Холокоста", т.е. нацистского геноцида против европейских евреев, оказывают попыткам прогрессивных историков установить действительные масштабы и всемирно-историческое значение геноцида коренных жителей Америки от рук "западной цивилизации".  Последний вопрос мы рассмотрим во второй части этой статьи, посвященной геноциду в Северной Америке. Что касается флагмана официозной американской науки, то Смитсоновский институт вплоть до самого последнего времени пропагандировал как "научные" оценки численности доколумбова населения, сделанные в 19 - начале 20 века антропологами-расистами типа Джеймса Муни, в соответствии с которыми в Северной Америке жило не более 1 100 000 человек. Только в послевоенный период применение методов сельскохозяйственного анализа позволило установить, что плотность населения там была на порядок выше, и что еще в 17 столетии, например, на островке Martha's Vinyard, сейчас курортном месте самых богатых и влиятельных евроамериканцев, жили 3 тысячи индейцев. К середине 60х гг. оценка численности коренного населения к северу от Рио Гранде поднялась до минимум 12,5 миллионов к началу вторжения европейских колонизаторов. Только в районе Великих озер к 1492 г. проживало до 3,8 миллионов, а в бассейне Миссиссиппи и основных притоков - до 5,25. В 80х гг. новые исследования показали, что население доколумбовой Северной Америки могло достигать 18,5, а всего полушария - 112 миллионов (Добинс). На основе этих исследований демограф-чероки Расселл Торнтон произвел вычисления с целью установить, сколько людей действительно проживало, а не могло проживать в Северной Америке. Его вывод: минимум 9-12,5 миллионов. В последнее время многие историки берут за норму среднее между вычислениями Добинса и Торнтона, т.е. 15 миллионов как наиболее вероятное приблизительное число коренных жителей Северной Америки. Иными словами, население этого континента было примерно в пятнадцать раз выше, чем то, что Смитсоновский институт утверждал еще в 80х гг., и в семь с половиной раз больше того, что он готов допустить сегодня. Причем расчеты близкие к тем, которые провели Добинс и Торнтон, были известны уже в середине 19 столетия, но их игнорировали как идеологически неприемлемые, противоречащие центральному мифу завоевателей о якобы "первозданном", "пустынном" континенте, который только ждал, чтобы они его заселили.

На основе современных данных, можно сказать, что когда 12 октября 1492 года Христофор Колумб сошел на один из островов континента, вскоре названного "Новым миром,"  его население составляло от 100 до 145 миллионов человек (Станард). Два века спустя оно сократилось на 90%.  К сегодняшнему дню самые "удачливые" из существовавших когда-то народов обеих Америк сохранили не более 5% своей прежней численности.  По своим размерам и продолжительности (до сегодняшнего дня) геноцид коренного населения Западного полушария не имеет параллели в мировой истории.

Так на Испаньоле, где до 1492 г. процветало около 8 миллионов таинос, к 1570 году оставались лишь две жалкие деревушки коренных жителей острова, о которых 80 лет назад Колумб писал, что "лучше и ласковее на свете людей нет".

Немного статистики по районам.

За 75 лет - с появления первых европейцев в 1519 г. до 1594 г. - численность населения в Центральной Мексике, наиболее густонаселенном районе американского континента, сократилась на 95%, с 25 миллионов до едва ли 1 миллиона 300 тысяч человек.

За 60 лет с момента прихода туда испанцев,  население Западного Никарагуа сократилось на 9

Rašyti komentarą >> Skaityti komentarus (0)
Paieška
Prisijunkite Facebook'e
 
Kvailiai nežino ką jie žino.
Protingi žino ką jie žino.
Išmintingi žino ko jie nežino.
Forumas
HS Forumo taisyklės
(4 pranešimai)
paskutinis 2014-08-28 23:55:59
Bendrieji sveikatos klausimai
(40 pranešimai)
paskutinis 2014-03-03 18:24:44
Apie viską-NUOMONIŲ KOKTEILIS
(19 pranešimai)
paskutinis 2013-03-16 11:12:27
Animizmas
(2 pranešimai)
paskutinis 2011-05-19 14:24:54
Naujausi komentarai
Anita Martina
2015-06-21 16:42:11

Mintis
2015-06-21 13:42:22

Reikia
2015-06-21 12:29:50

Išmintis
2015-06-21 11:15:01


2015-06-20 18:26:54


2015-06-20 17:29:26

Bet
2015-06-17 22:04:54

Tomas
2015-06-13 00:43:23

Straipsnis
2015-06-11 21:39:14


2015-06-11 18:45:02

Mrs Paula
2015-06-11 00:27:32

Asta
2015-06-10 16:18:42

Autoriui
2015-06-09 23:17:25

join the illuminati today
2015-06-08 04:00:27

Content protected by
CopySpace Premium
 
2008-2011 (c) Homo Sanitus        E-valdymas: HexaPortal
Geriausia prekių paieška internete, elektroninės parduotuvės